Версия для слабовидящих
касса: 8 (863) 253-98-44
8 (863) 253-82-66
8 (863) 253-69-11
ежедневно 10:00-19:00
Ћбратная связь

О принципах вращения небесных тел земных теней

О принципах вращения небесных тел и земных теней

"Жил да был еврейский мальчик Иосиф Хохнер. Когда Иосиф вырос и начал сочинять, он взял псевдоним "Михаил Себастьян". А погиб он страшно - на узкой улице, пытаясь обойти грузовик"

Режиссёр - з.а. России Александр Огарёв,сценография Елены Ярочкиной.JPG

Но это было потом. А в 1942 он написал сказку. В ней нет чудовищ, но между строк всегда сквозит что-то жуткое: за нами следят, нельзя выделяться, нельзя привлекать к себе внимание, здесь должен быть порядок и даже школьницы носят номера на форменной одежде. Но есть в этой сказке и попытка вырваться из свинцового ужаса и тотального контроля, и попытка метафорически заменить жёлтую звезду на одежде автора безымянной звездой где-то там, рядом с созвездием Большой Медведицы. Это пьеса о страхе, о шансе и невозможности, о заранее предопределённой судьбе – ведь ни одна звезда не отклоняется от своего пути – и, наконец, пьеса о любви и мечте, для осуществления которой иногда не хватает сущей мелочи, например, английского рожка, и которая вопреки всему живёт и ведёт за собой.
«Безымянная звезда» неоднократно ставилась и экранизировалась, и каждый раз она звучала иначе. Иногда на первый план выходила невыносимая тяжесть существования в маленьком городке, где все за всеми следят даже ночью из-за задёрнутых штор, а учительница мадемуазель Куку по кличке Скорпион – недремлющее око режима. Иногда в постановке звенела почти водевильная лёгкость случайного адюльтера «звезды, которая остановилась» и нищего мечтателя-астронома.
Мона, Учитель, Григ.jpg
Пьеса допускает различные трактовки, и каждая будет верной, в разное время и с разным зрителем «Безымянная звезда» говорит на его языке, задавая близкие ему вопросы и давая нужные именно в этот момент ответы. Болевые точки меняются, но у «Безымянной звезды» хватит меткости, чтобы попасть в каждую. К примеру, уже упомянутый фильм Козакова цензура когда-то тормозила из-за явного намёка на железный занавес. «Безымянная звезда» Александра Огарёва, премьера которой состоялась 12 апреля 2019 года в Ростовском академическом молодёжном театре, говорит о попытке побега и том, что удачной она будет, только если видеть цель и не бояться сойти – с орбиты или с ума.
Сценография Елены Ярочкиной ничем не выдаёт время и место действия. Условный двадцатый век. Наклонный помост в центре сцены, по ходу действия трансформирующийся то в перрон, то в квартирку Учителя Мирою, то в автомобиль Грига, стулья, белые ширмы вокруг, экран на заднике сцены и стремянка на колёсиках – всё лаконично и просто. Однако сцена никогда не выглядит пустой: тени за ширмами, видеопроекции и постоянное движение создают очень живой, и, временами гротескный мир.
Куку, ученицы, Удря - Тимофей Мартынов, хореография Анастасии Кадрулёвой.JPG
Спектакль Александра Огарёва не станет тянуть зрителя в ледяную жуть гетто сороковых годов или безвременье за железным занавесом. Ученицам всё так же запрещается смотреть на «развратный» электродизель, который проносится мимо вокзала и несёт с собой запахи духов и обещание какой-то иной прекрасной жизни. Мадемуазель Куку всё так же маячит где-то поблизости и грозит педсоветом. Здесь так же странно и неправильно покупать книги за двадцать две тысячи и быть не как все, но всё это либо аккуратно уведено на задний план, либо подано очень иронично. Кажется, этот городок просто устал бояться и теперь поддерживает видимость «порядка» по привычке. Реальной опасности нет, поэтому всё происходящее легко и весело. Ученицы (Мария Гузенко, Арина Диденко и Юлия Саюшкина) предстают не испуганными детьми, которые не могут противостоять искушению посмотреть на поезда, хотя это страшно рискованно, а тремя хулиганками. Им нужно не только хоть одним глазком взглянуть на другую жизнь, но и подразнить нелепую мадмуазель Куку (Ангелина Засенцева), которую они, конечно, ни капли не боятся.
_MG_5904.jpg
Милые ведьмочки (есть в них что-то от героинь «Панночки» А.Огарёва в Краснодарском театре драмы), полные жизни и любопытства, чья мистическая сущность постоянно подчёркивается то живыми тенями, то почти ритуальными движениями (да и имя одной из них «Анжелика, дочь Дракулы») говорит о многом, успевают обежать весь город, заглянуть в каждое окно и внести немного суматохи в серую жизнь соседей, пока их учительница жалуется начальнику вокзала (Сергей Гуревин), с тоской глядит на тот же электродизель и явно страдает от неразделённой любви к учителю астрономии Марину Мирою.

Опасности в этом городе нет. А вот скука, серость и нищета – есть, они прорываются сквозь комические ситуации и остроумные диалоги, и это гораздо страшнее всех возможных педсоветов и осуждения соседей. Если от внимательного ока властей можно спрятаться за закрытыми дверями и задёрнутыми шторами, то от скуки в провинциальном городке не деться никуда. Можно шутить и играть словами, можно заштопать носки, постирать рубашку и даже получить жалование, но нищета высыплется мелочью из карманов, а тоска вновь заставить выйти на перрон и провожать поезда. Тут-то и возникает мотив панического бегства от реальности, основная тема спектакля, очень тонко подчёркнутая композицией Bitter Ruin «Stampede» – сбежать, сойти с орбиты, позволить себе мечтать и тогда, быть может, что-то изменится, и пусть тебя тоже назовут сумасшедшим, как Кеплера и Коперника. Для Мирою и Моны попытка побега – это звёздное небо и короткая история любви, для Удри (Тимофей Мартынов) – его симфония, «аллегро, анданте, скерцо и снова аллегро».

Учитель Мирою в исполнении Андрея Бахарева предстаёт перед зрителем вдохновенным исследователем и мечтателем, внешне немного похожим на Маяковского. Он с ироничной улыбкой наблюдает за жителями городка с их суетой, он «дружит» с мышкой Венерой, которая живёт в его доме, и, наконец, он совершил великое открытие – нашёл безымянную звезду рядом с Алькором. Его как будто совсем не смущает перспектива прослыть сумасшедшим, напротив – это, пожалуй, лучшее, что с ним может случиться, ведь сумасшедшими называли Кеплера и Коперника. Жизнью он, кажется, вполне доволен. Но однажды небесные тела выстраиваются в странной последовательности и на земле начинают происходить удивительные вещи.
_MG_5880.jpg
Из поезда высаживают красавицу Мону (Юлия Чумакина). Она – существо из иного мира, одна из тех, кто обычно проносится мимо вокзала в электродизеле, она совершенно искренне не понимает, почему ей, такой чудесной, нельзя ехать в поезде без билета или как она, такая утончённая, может умываться из лейки. Капризная, глуповатая, избалованная… И она для Марина та самая звезда, которая движется по однажды определённой орбите и, по всем законам движения небесных тел, никогда не останавливается. Но в этот вечер звёзды сошлись иначе. «Раз, два… Меркурий во втором доме… луна ушла… шесть – несчастье… вечер - семь». Впрочем, это не та история, да и до несчастья ещё далеко.


Ещё есть время понаблюдать, как «типичная блондинка» пугается мышей, впервые в жизни смотрит в звёздное небо и видит Большую Медведицу, целует Мирою и меняет золотое платье и туфли на высоких каблуках на белую рубашку и тяжёлые ботинки. Мона Юлии Чумакиной – дорогая красивая кукла, марионетка, сбежавшая от кукловода. Ниточки размотались, но окончательно не разорваны, счастья под звёздным небом с чудаком-учителем не будет – это становится понятно ещё до того, как «кукловод» Григ (Евгений Овчинников) появится на сцене. Мона, услышав, что приехал «элегантный в автомобиле», сама снимает ботинки, улыбается светло и нежно. Знала, ждала, догнал.

Спектакли Огарёва любят внимательного зрителя, именно для него в каждой сцене есть отсылки то к классике, то к современной масс-культуре. И «Безымянная звезда» – не исключение. Например, сцена спасения прекрасной дамы от мыши явно пришла из фильмов Тарантино, а приход поезда всегда сопровождают не только кадры из фильма братьев Люмьер «Прибытие поезда на вокзал Ла-Сьота», но и саундтрек из «Шерлока Холмса» Гая Ричи. Но и зрителя не внимательного эти постановки не отталкивают, выводя в финале все спрятанные подсказки и раскрывая намёки. Мирою ещё в самом начале спектакля напомнил вам Маяковского? Прекрасно, вот в финале он читает «Если звёзды зажигаются…»! В первом акте в симфонии Удри всё испортила виола? Тот же скрежет будет сопровождать каждое движение Моны и Грига в сцене объяснения с Мирою. В постановках Александра Огарёва вообще нет ничего случайного, нужно только эту неслучайность разглядеть. Некоторые аллюзии и игры слов раскрываются сразу: «Что это за букет? Петрушка, укроп… Пастернак? Любить - идти,- не смолкнул гром, Топтать тоску, не знать ботинок, Пугать ежей, платить добром За зло брусники с паутиной», другие же остаются добычей столь любимых режиссёром внимательных зрителей – постарайтесь разглядеть в игре теней балерин Дега или безумие Офелии в движениях Моны… Смотрите внимательно, это только кажется, что рядом с Алькором нет никакой звезды.
Ростовский-на-Дону академический молодежный театр
Адрес: 344019, г. Ростов-на-Дону, пл. Свободы,3
Телефон для справок: 8 (863) 253-82-66